WomenBox

Не новое, а заново: как вернуться в родной город и начать все сначала

WomenBox.net
Сентябрь 28
00:03 2016

В одну реку не войти дважды, никогда не возвращайтесь туда, где уже было хорошо, не оглядывайтесь — если бы эти советы можно было скачать в Интернете, они наверняка вышли бы в топ. Давать их не считается зазорным: ведь любой современный человек в курсе, что жизнь не стоит на месте, незачем обращаться к прошлому, когда в будущем столько всего интересного. Но истории наших героинь доказывают, что иногда так называемые полезные советы — лишь общее место, возвращаться туда, где уже было хорошо, не просто можно, но и нужно, в реку можно входить бессчетное количество раз, а понятие «интересно» не зависит от временных отрезков и географии.

Полина Тамужа, продюсер спецпроектов. Вернулась в Ригу после 10 лет в Лондоне, сейчас – мама двоих детей

В общей сложности в Лондоне я прожила почти 10 лет. Это невероятный город, моя любовь навсегда, но многих, представляющих его в романтическом свете, он ломает. Там не такой ритм, как в Нью-Йорке или Москве, Лондон — это почтенный господин в костюме-тройке, который ночью переодевается в платье драг-квин.

Я работала аналитиком в крупной финансовой компании, работы было много, друзья тоже были — и англичане, и иностранцы, и рижане. С отношениями не складывалось: у меня бунтарский характер, и я, чувствуя себя неполноценной женщиной, старалась быть с мужчинами кроткой — получалось не очень, за попытками сломать себя обычно следовал бунт. После очередного фиаско я решила, что все: видимо, замужество не для меня, для меня — котик, собачка, огромное кресло «Честерфилд», бутылка вина и хорошее кино. В кино мне, кстати, в Лондоне даже довелось поработать — я целый год занималась спецпроектами для одного из российских режиссеров.

И тут появился один латыш. Мы встретились в Страсбурге на свадьбе друзей, он был долговяз и нелеп, в цветастой рубахе и синих остроносых туфлях. Словом, не впечатлил — обронив несколько фраз по-латышски (больше просто не помнила), ушла веселиться с более привлекательными гостями. А его, как оказалось, поразила в самое сердце — своим гомерическим хохотом не к месту, платьем с открытой спиной и умением пить шампанское из горла.

Несколько часов и много бутылок спустя мы с латышом оказались рядом в самолете, чтобы лететь на основную часть праздника. Мне сложно объяснить, что точно произошло в эти часы между Францией и Испанией, но мы говорили без конца. Я смотрела на него, и он был такой! Такой хороший человек, какой мне никогда не встречался, милый и смешной.

Ради мужа я бросила все и, пока окружающие пили корвалол, переехала к нему в Страсбург через месяц после знакомства. Я стала домохозяйкой: дом, муж, сын (от первого брака, муж-вдовец) и моя лондонская кошка Пусси Ивановна. Когда мужу предложили работу в Риге, мы подумали, что ребенку будет здорово проводить больше времени с родными. А через несколько недель узнали, что у нас будет еще ребенок, и тогда вообще все сомнения отпали.

В Ригу мы переехали на моем седьмом месяце беременности. Да, отсеялось много старых знакомых и друзей, но в целом плюсов оказалось больше. Мы купили жилье — то, чего не могли бы себе позволить ни во Франции, ни в Лондоне. У нас огромная семья: два комплекта бабушек и дедушек, два дяди, три тети и прочие кузены с кузинами. Мы живем в красивом и уютном городе на реке, недалеко от моря, где есть куча возможностей и для нас, и для наших детей. Хочу жить здесь всегда. И много путешествовать!

Эмилия Казумова, PR-директор. Переехала в Каспийск после 12 лет в Москве, сейчас владеет сетью кондитерских

Я решила вернуться в Дагестан в одну минуту, когда приехала к сестре погостить на каникулах. К тому моменту я понимала, что добилась всего, чего хотела в своей профессии. У меня была работа мечты — директор по связам с общественностью в большом медиахолдинге. Но один день становился похожим на другой, я понимала, что дальше некуда. Единственный выход — работать на себя, но как именно, я не понимала.

Идею подсказал город, стремительно растущий со всех сторон: еще 10 лет назад в Каспийске было всего несколько многоэтажек, а сейчас появились десятки новых районов. В общем, я, не задумываясь, купила в строящемся доме квартиру — в рассрочку, но с видом на море. Покупку решила отметить тортиком, который нашла с трудом — в городе с населением 200 000 человек было всего две кондитерских! И я подумала: «Нужна третья». Почему именно еда? Потому что я ее люблю, она у меня неплохо получается (так говорят).

На то, чтобы закончить все свои дела в Москве, ушло еще пару месяцев, после чего я купила билет в один конец. В Каспийске сняла помещение и начала ремонт. Скоро стало понятно, что мой корявый бизнес-план провалился: деньги, в том числе кредитные и одолженные у родственников и друзей, закончились, кондитеров я найти не могла — никто не хотел идти в стартап, вместо прилавка привезли кусок нержавейки. А ведь надо было платить рассрочку за строящуюся квартиру и оплачивать съемную. Я пошла на море и заплакала. Думала, что все, это провал, я не смогу, не справлюсь…

Но я справилась. В прошлом месяце кондитерская «Сладости и радости» отметила свою первую годовщину. В моем штате 10 кондитеров, два оформителя, два администратора, продавец, водитель-курьер и clean-менеджер (она очень не любит, когда ее называют уборщицей). В разгаре новая стройка — мы открываем флагманский проект в самом продвинутом районе города, по объему продаж вышли на второе место среди кондитерских (которых уже не три, а целых пять), а вчера продали франшизу во Владивосток.

В этой истории есть очень важный момент: 12 лет назад я уезжала из Дагестана с большой обидой. От меня отказались родственники, я была изгоем, которому никто не хотел подавать руки. И это не пафос, а кавказские традиции, поэтому возвращение в Дагестан казалось утопией не только мне, но и моим близким: нереально, тебя там найдут, сожрут с потрохами и т.д. И вообще, зачем срываться с насиженного места в непонятную глушь? Так поступают только неудачники. Но я живу в Каспийске и бесконечно счастлива. И почему-то именно сейчас кажется, что мир стал доступнее и больше.

Ирина Рой, специалист рекламно-выставочной деятельности. Вернулась во Владивосток после года в Санкт-Петербурге, сейчас – фрилансер

В 2005 году я улетала из родного Владивостока в Петербург — писать и защищать диплом по специальности «Реклама» в СПбГУП. Я улетала на год, окрыленная, что сбудется моя мечта — пожить в северной столице.

Мечта действительно сбылась: город меня покорил. Мне нравилось все — улицы, проспекты, морось и вечный зонт в сумке. Мне нравилась даже ванная в нашей съемной квартире на Ваське, элегантно названная риэлтором «санузлом восточного типа», а на самом деле представляющая из себя душевую кабину, в которой стоял унитаз. Накануне нового 2006 года я позвонила маме и сказала: остаюсь. Но 30 декабря, выглянув в окно и увидев уже привычный серый свет, я вспомнила, какая крутая во Владивостоке зима. Да, ветреная. Да, не теплая. Но солнечная! С высоченным синим небом! И вот, несмотря на любовь к Питеру, несмотря на предложение по работе и проплаченную на три месяца вперед квартиру, я купила билет домой. Новогодние билеты на самолет стоили как сам самолет, я купила билет на поезд. Семь дней в пути, но я не жалею ни об одном.

Прошло 10 лет. Если бы я не вернулась тогда во Владивосток, у меня не было бы моего шестилетнего сына. Не было бы мужчины, которого я могла встретить только здесь. Не было бы любимой работы — я копирайтер, а главное — работаю сама на себя. У меня не было бы владивостокской квартиры и близких друзей, островов архипелага императрицы Евгении, местами похожих на рай, и Японского моря, в которое прыгаешь с катера, радостно визжа. Да, было бы что-то другое, но мне кажется, что я не была бы так счастлива ни в каком Питере. Потому что Владивосток — лучший город на земле.

Источник





Loading...

0 Комментариев

Хотите быть первым?

Еще никто не комментировал данный материал.

Написать комментарий

Комментировать

Loading...


Опрос

Что нужно сделать женщине, чтобы разбогатеть?



Смотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Онлайн переводчик текста

с  на


Система - онлайн перевод текста