WomenBox

«Очень нелегко быть женщиной в этом мире»: интервью с Сиенной Миллер

WomenBox.net
Январь 12
22:01 2017

Накануне премьеры гангстерской драмы «Закон ночи» (в прокате с 12 января) Glamour встретился с исполнительницей одной из главных ролей Сиенной Миллер и выяснил, каково было сниматься в постельных сценах с Беном Аффлеком, судиться с британскими таблоидами и ходить в лосинах по Нью-Йорку.

«Очень нелегко быть женщиной в этом мире»: интервью с Сиенной Миллер

1 из 4

смотреть все 4 фото «Очень нелегко быть женщиной в этом мире»: интервью с Сиенной Миллер «Очень нелегко быть женщиной в этом мире»: интервью с Сиенной Миллер «Очень нелегко быть женщиной в этом мире»: интервью с Сиенной Миллер
Как вы отреагировали на предложение сыграть в фильме Бена Аффлека?

Я была очень рада. Помню, как читала сценарий и буквально влюблялась в эту роль. Я правда полюбила свою героиню Эмму — очень нелегко быть женщиной в этом мире.
Вы не участвовали в кастинге?
Когда проходил кастинг, у меня родилась дочь. Вместо участия я сделала видеозапись: натянула черный парик и изобразила другой акцент. Говорят, Бен посмотрел запись и сказал: «Почему Сиенна натянула этот парик, пусть будет собой и перепишет ролик!». Так и получила роль! Но это было давно — мы должны были снять этот фильм еще три с половиной года назад. Начало съемок переносили много раз и я думала, что этого уже никогда не случится. А если и случится, то я буду слишком стара, чтобы сыграть Эмму!
Мешало ли то, что Аффлек выступал одновременно в роли сценариста, продюсера и актера?
Бен старался разделять свои обязанности. Конечно, мне было бы неприятно, если бы в совместной сцене он начал меня критиковать. Но Бен легко работает в условиях многозадачности и руководствуется своими инстинктами. Может быть поэтому ему все удается? Он создал прекрасную доверительную атмосферу на площадке. Съемочная команда проводила много времени вместе: мы обсуждали гангстерские фильмы, обменивались идеями. Мне бы хотелось сказать, что мы вели исключительно интеллектуальные беседы, но нет, иногда дурачились как дети.
Скажу вам честно, актерство — это не взрослая профессия! Помню нам надо было сделать с Беном 8 любовных сцен для монтажа и это всего за один день. В итоге мы делали это везде, безостановочно и в разных позициях — было так весело, говорю же, актеры совершенно инфантильны!
Кстати о вашей героине, как готовились к роли Эммы?
Она девушка свободных нравов и совсем не так проста, как кажется… Конечно, я много думала о том, каково быть Эммой, женщиной, которая не знает даже девичьей фамилии матери. Самое интересное в моей работе — узнавать других людей с точки зрения психологии. Все о чем думает моя героиня — как прожить еще один день, как выжить.
Как вы вживались в роль?
Использовала все: сценарий, книги Дэнниса Лихейна (Dennis Lehane), фотографии времен «Сухого закона», смотрела фильмы с Чарли Чаплином (Charlie Chaplin), изучала картины Лоуренса Оливье (Laurence Olivier). Даже в заключительной сцене я хотела многое сказать не словами, а эмоциями — совсем как актрисы немого кино! Я пересмотрела несколько картин, чтобы усовершенствовать свой акцент для фильма я встречалась с историками города Бостона. Помог, конечно, и тот факт, что наши костюмы были буквально из 1920-х годов.
Кадр из фильма «Закон ночи»

1 из 5

смотреть все 5 фото

Кадр из фильма «Закон ночи»

Кадр из фильма «Закон ночи» Кадр из фильма «Закон ночи» Кадр из фильма «Закон ночи»
Кстати, у вашей героини очень интересный акцент — смесь бостонского и ирландского, просили помощи у Бена? Ведь он сам из Новой Англии, из Бостона.
Мне настолько понравился акцент Эммы, что я не «расставалась» с ним ровно до тех пор, пока моя трехлетняя дочь не сказала: «Ты могла бы перестать так разговаривать? Ты можешь быть Эммой, когда садишься в машину и едешь на работу, но не дома». Представляете себе? Я была так расстроена, ведь я хотела этим же голосом читать ей сказки на ночь! Шучу. Бен и я до сих пор общаемся друг с другом исключительно в этой манере и пишем друг другу письма с ирландским акцентом! Знаете, самое прекрасное в этом акценте то, что я могла быть абсолютно грубой и прямолинейной без зазрения совести! Помню, после маникюра у меня была ужасная инфекция на пальце, я даже начала курить левой рукой в середине съемок, потому что правую руку раздуло о монструозных размеров. Тогда ко мне подошел Бен и сказал, что волнуется за меня, на что я ответила: «Беспокойся о своих пальцах!». Вот так меня раскрепостил этот акцент.
Часто не можете выйти из образа?
Да, я была абсолютно влюблена в голос Эди Седжвик (Edie Sedgwick), не хотела с ним расставаться даже после окончания съемок «Я соблазнила Энди Уорхола» (Factory Girl). Если честно, я думаю, что каждый персонаж «застревает» в актерах : кто-то больше, кто-то меньше. Например, в моем следующем фильме «Затерянный город Z» (The Lost City of Z) (где актриса играет с Робертом Паттинсоном, Чарли Ханнэм и Томом Холландом – прим. ред. Glamour) у меня впервые нет акцента, я говорю своим голосом и чувствую себя такой беззащитной…

Знаете, мне сложно смотреть на себя на экране. Я очень редко вижу свои фильмы, но для «Закона ночи» сделала исключение.

Сиенна Миллер

Как же вы тогда учитесь на своих ошибках? Как совершенствуетесь?
Я всегда и во всем доверяю режиссеру, много работаю над ролью и готовлюсь по полной программе. Это странно, но я думаю, что если я буду смотреть на себя — это не поможет моему росту, даже напротив — потешит самолюбие. Ведь если я увижу, что сделала что-то хорошо, то решу перенести этот прием и в следующую роль. Вот такого я не хочу. Многие считают, что я стала актрисой просто так, люди долго воспринимали меня как модницу, или девушку, ставшей известной за счет бойфренда (Джуд Лоу — прим.). Мнение публики — очень важная часть киноиндустрии. Помню те времена, когда СМИ были очень влиятельны в Великобритании и я судилась 10 лет со всеми таблоидами подряд. Сейчас газеты не имеют такого значения, многие звезды берут под контроль свою публичную жизнь благодаря социальным сетям.
А вы пользуетесь социальными сетями?
Нет (смеется). Наверное, надо. Тогда точно буду зарабатывать больше денег, да и в целом это будет умный шаг. Но я против соициальных сетей. Думаю, это мешает людям общаться друг с другом. Они не делают людей счастливее, мир интереснее, а нашу культуру богаче, понимаете? Хотя глупо не пользоваться социальными медиа в моей профессии.
То есть с модой покончено?
Мне нравится мода, но я никогда не была одной из тех кто ходит на каждый показ и следует модным трендам. Мне нравится носить красивые вещи, чего уж скрывать.
А после переезда в Нью-Йорк ваш стиль изменился? Я тут, например, так расслабилась, что могу выйти на улицу в трениках…
Да, я тоже! (смеется)
После переезда из Лондона в Нью-Йорк удалось найти свободу, которую так искали? Удалось «убежать» от британских таблоидов?
Я постоянно работала в Нью-Йорке и жила в Лондоне, мои дети — сын и дочь — ходили там в школу. Я люблю Нью-Йорк. Тут круто в том плане, что ты можешь сесть в такси к человеку, который и трех слов по-английски не может связать, но называет себя нью-йоркцем. Здесь, как нигде в мире, высок уровень толерантности: люди принимают друг друга такими, какие они есть — такого я больше нигде видела. Нью-Йорк — самое либеральное место на планете. Прохожие не пристают ко мне с вопросами, даже бровью не поведут, увидев меня. Мне нравится растить ребенка в этом городе: да, здесь грязно, но это реальная жизнь — красивая, тяжелая, но честная.

Я скучаю по Великобритании, по деревушкам близ Лондона — окрестности Нью-Йорка мне постоянно напоминают фильмы ужасов, то и дело думаю, что в каком-нибудь лесу наткнусь на труп! Ощущение, что все время нахожусь на съемках «Ведьмы из Блэр».

сиенна миллер

А какая, кстати, следующая роль и как развивается ваша театральная карьера?
У меня такая сейчас тяга к работе, я год нигде не снималась и дико тоскую! Я сейчас веду переговоры, чтобы принять участие в постановке «Кошки на раскаленной крыше» в роли Мэггти. Думаю, для полного счастья мне надо, чтобы раз в год у меня выходило по фильму и тогда я буду довольна. Я научилась управлять своей жизнью мамы и актрисы. А еще я очень хочу получить главную роль, у меня их не было с тех пор как я стала матерью, год была полностью занята только ребенком, так что теперь я полностью готова к большим ролям. Последнюю театральную роль, в «Кабаре» я буквально забрала у Эммы Стоун. Танцевать и петь для меня было всегда интереснее всего, честно говоря, я волнуюсь, что та роль была пиком моего творчества и после этого некуда двигаться.
А есть разница между Бродвеем и Вест-Эндом? Где лучше принимают, на сцене в Нью-Йорке или дома, в Лондоне?
Чтобы преуспеть в кино, необходимо играть на театральной сцене. Но насколько же громкая публика у Бродвея! Бывает так шумно в зале, а зрители могут запросто взять и закричать: «О боже она ужасна!». Я была потрясена.
Лондонская публика более воспитанная?
Да, но их и удовлетворить сложнее. Чтобы получить овации на Вест-Энде надо действительно постараться. Да что уж там, надо либо по-настоящему истекать кровью или быть самой Мией Феррой, чтобы тебе зааплодировали! Ну надеюсь, что постановка «Кошки на раскаленной крыше» обойдется нам малой кровью.




0 Комментариев

Хотите быть первым?

Еще никто не комментировал данный материал.

Написать комментарий

Комментировать



Онлайн переводчик текста

с  на


Система - онлайн перевод текста